Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Ужасы города Полтавы. «Да здравствует мой любимый Гитлер!»

Человек устает работать и душа его просит отдыха. Вот и душа товарища с Полтавского артсклада №72 тоже этого хотела.Настало время отпуска и захотелось еще сильнее.

Ей хотелось алкоголя и общения. Правда,с алкоголем уже было два случая пьяных дебошей,за что его едва не уволили из РККА ,и по партийной линии  были за то неприятности. 

Но он надеялся,что такое с ним уже не повторится.Наивный! Отчего не пошел в ресторан,не устроил дома междусобойчик, а пошел в гости к другому работнику склада- возможно, так было интереснее. Частично его желание оправдалось.поскольку там ,на квартире у другого работника, была не только подруга товарища,но и ее подруга, отчего общение становилось более интересным. Но в этом приятном была капля горечи- другой работник должен был идти на дежурство.Итого на приятное рбщение оставалось менее двух часов минус время на приготовление закуски. Поскольку времени было мало, была распита бутылка вишневой наливки и бутылка водки"Английская горькая" (тогда стоила 6.90). Девушки выпили по стопке-две вишневки,  идущий на дежурство- стопочку водки,что бы успеть протрезветь до выхода на службу,а остальное всосал наш герой.

Collapse )

ЦЕНА ИЗМЕНЫ РОДИНЕ,выраженная в помидорах.


Истории произошли в 1943-1945 годах в городе Лубны и округе. Автор ознакомился со следственными делами на людей, подписавших фольклист во время оккупации.

Судя по делам, с критичностью мышления у немцев было слабовато, потому за фольксдойча сошла дочка латышки и поляка и другая полячка, которую некогда немцы-лютеране окрестили по лютеранскому обряду и дали свои имена.

Что требовалось от этих вот псевдофольксдойчей?

Как автор понял, только присутствие на собраниях, проводимых немецкой властью и выражение там бурного «одобрямса» немецкой политике.

Одна из них, жившая в самих Лубнах, ходила на такие собрания три раза, другая, жившая в районе, смогла откреститься погодными условиями, не пустившими ее в город.

Им полагался некий паек, который они получали регулярно в специализированном магазине для льготников из местных.

Возможно, были еще льготы, скажем, при трудоустройстве, но дамы были уже немолоды, поэтому это им не потребовалось. Размеры пайка есть в одном деле, но она в разное время называет разные цифры.

Канонический вариант в месяц- 

25 или 30 кг картофеля.

2700 грамм муки.

2000 грамм пшена

1700 грамм подсолнечного масла.

4 кг помидоров.

В одном месте дела сказала, что давали и мясо, и еще кое-что, в другом -только вышеперечисленное.

На закуску  к помидорам была статья 54-1, то бишь измена Родине.

Но получили они только 5 лет ссылки, что для данной статьи ниже нижнего предела.

Как можно увидеть, «бочка варенья и корзина печенья»иногда отличается от канона.

Поэма о хмеле

Поэма о хмеле и Тухачевском, в четырех протоколах, одном постановлении и многих пол-литрах.

История началась, как и многие, так:

-По заснеженной пустыне ехал полк в одной машине,

Нам не страшен серый волк! Мы - кадрированный полк!

Разумеется, это, как и всякий народный армейский фольклор, некоторое преувеличение, но какая разница - Решетиловский район летом или пустыня Муюнкумы зимой?! Читатель ведь не пробует своим организмом соответствие носимой формы и окружающей погоды. Он просто читает.

Насчет полка в одной машине тоже есть основания считать все близким к тексту. Иначе как в одной точке пространства оказались начштаба 25 стрелковой дивизии имени Чапаева, командир одного из трех стрелковых полков и батальонный комиссар из другого полка? И эта точка–не Ленинский уголок в самой дивизии и не буфет в Доме Красной Армии на революционные праздники. Собственно, в территориальной дивизии полковников-то может оказаться не сильно больше двух.

Collapse )