zytelbaty_18

Categories:

Литературное мародерство или Зелинская против Сливинского

Елена Зелинская, роман "На реках Вавилонских".  

По образованию журналист, родилась в 1954 году,то есть не имела студенческого опыта копипащения себе курсовых, дипломных работ и рефератов.  "Являлась заместителем председателя Комиссии Общественной палаты Российской Федерации первого состава (2006-2008 год) по коммуникациям, информационной политике и свободе слова в средствах массовой информации"(Википедия).  Свобода слова таки вскружила даме голову.  В 2013 году издала книгу под названием «На реках Вавилонских«.  »Роман повествует о жизни российской семьи в начале 20 века и время революции и войн,возможно,также частично автобиографичен.  "В этой книге нет вымышленных персонажей, и все события - реальны". (с)  

По крайней мере я так понял из предисловия,где автор приносит благодарность многим историкам и краеведам за помощь.  Но начинаешь читать и дальше впадаешь в ступор от того,что читаешь слова,напечатанные в 1921 году от имени автора,родившегося в 1954 м.  

Судите сами.  Вот ссылка на книгу  https://www.litres.ru/elena-zelinskaya/ ... -2/otzivi/  

Вот она описывает знаменитое сражение двух кавалерийских дивизий в начале первой мировой.  

https://www.litres.ru/elena-zelinskaya/ ... yn/page-7/  

"Розовый рассвет расточил туман над холмами, откатил его по пологим скатам в лощины, в болотистую пойму Стрыпы. Генерал от инфантерии, граф Федор Артурович Келлер отчетливо различил белый георгиевский крест на груди есаула, несущегося к нему впереди казачьего разъезда. Спешит офицер-разведчик, хлещет коня нагайкой, но, опережая его, оповещают о подходе австрийских войск орудийные выстрелы со стороны деревни Ярославице...   Генерал Келлер отдает приказания:   - Первому Оренбургскому казачьему полку - немедленно атаковать наступающие цепи австрийской пехоты!   - Восьмому Донскому артиллерийскому дивизиону - поддержать атаку оренбургцев!   - Главным силам дивизии - спешно подтягиваться!   Вершину за вершиной румянит ползущее из-за хребта солнце. Длинная колонна 10-ой дивизии вздрогнула, как будто по ней пропустили электрический ток: полки начали выстраивать фронт и галопом выходить на одну линию. Грозно и торжественно сверкают в утренних лучах генеральские эполеты, движутся Драгунский и Уланский полки, летят рысью гусары-ингерманландцы.   Трубят "к бою".   "Голосом" дает генерал команду ротмистру Барбовичу: "Атакуй с левого фланга!", и серые ингерманландские всадники наклоняют пики.   Зашевелилась, перестраиваясь, и дотоле неподвижная австрийская линия. Черная полоса строя, прорезанная красной линией чакчир, с волной белых султанов и голубых развевающихся ментиков, сомкнутая и выровненная, появилась на гребне.   Медный полуденный диск очертил светом черный силуэт всадника, замершего на вершине холма. Слился генерал Келлер с конем, камнем и солнцем, ища взглядом, нащупывая и уже чувствуя невидимую никому иному линию, грань, место, где войска сойдутся, схлестнутся и ударятся друг о друга.   Волны "ура!" прокатились по всему фронту и смешались в глухом, протяжном, тяжелом ударе двух столкнувшихся армий. Первая шеренга австрийского строя на мгновенье замерла и как бы поднялась в воздух, нанизанная на русские пики. Раскатами барабанной дроби посыпались шашечные и сабельные удары, серые защитные рубашки кавалеристов просачивались между австрийскими голубыми ментиками. Всадник рубил, колол всадника, слышались лязг железа, револьверные выстрелы, трескотня пулеметов.   К командиру дивизии, запыхавшись, на взмыленном коне подлетает вахмистр Архипов:   - Ваше сиятельство! Рублю, рублю этих с. по голове, но никак не могу разрубить ихние шапки!   - Бей их в морду и по шее, - советует граф Келлер.   Всадник осаживает коня, взмахивает шашкой и снова тонет в клокочущей лавине.   Как рой пчел, как взбудораженный муравейник, жужжит и кружится бой.   Удар второй австрийской линии, затем третьей - свежих шести эскадронов по расстроенной, поредевшей уже массе серых гимнастерок настолько силен, что она колеблется широкими волнами, зигзагами поддается и отходит, сначала медленно, потом все быстрее и быстрее.   Стройная колонна австрийского эскадрона безудержно гонит отступающие русские полки.   "Штаб и конвой - в атаку!" - Генерал Келлер бросает в бой единственные силы, которые остались в его распоряжении.   С места понеслись они во фланг проходившему уже мимо эскадрону. Начальник конвоя выхватил из кобуры револьвер, прицелился и выстрелил. Несшийся впереди австрийского эскадрона командир замертво свалился с лошади. Австрияки дрогнули и, рассыпавшись, стали уходить с поля боя".   (с)  

А теперь предлагаю читателю отрывок из работы российского кавалериста Сливинского,который участвовал в этом бою и в 1921 году в Белграде написал об этом.  

Ссылка  http://www.grwar.ru/library/Slivinsky/index.html  

"Первая шеренга австрийскаго строя на мгновенье замерла и как бы поднялась на воздух, нанизанная на русские  [14]  пики. Раскатами барабанной дроби посыпались шашечные и сабельные удары, To-глyxиe, то-резкие, металические в тех случаях, когда шашка встречала на своем пути железный каски. Cеpыя защитныя рубашки наших всадников просачивались между австрийскими голубыми ментиками. Видно было, что oбе стороны начали разстраиваться и смешиваться в общую массу.  Разгорался рукопашный бой: всадник рубил, колол всадника . . . слышался непрерывный лязг железа . . . раздавались револьверные выстрелы. Справа доносилась непрерывная трескотня пулеметов . . .  За первой линией австрийцев (6-8 эскадроновъ) следовала вторая (6 эскадронов); затем - третья линия (4 эскадрона), двигавшияся в атаку в линии взводных колонн.  Безформенная масса, как рой пчел или взбудораженный муравейник, жужжала и кружилась на одном месте. Вот, недалеко от нас, улан, нанизавши на пику одного австрийца и не успев освободить пики от нависшаго на ней груза, защищается от удара другого, выхватив из зубов шашку, бьет подскочившего врага по голове и покончив таким образом с двумя, уносится дальше в поисках новой добычи . . .  Здесь же рядом, 10 Драгунскаго полка поручик Кобеляцкий шашечным ударом отсекает по локти обе руки скакавшаго мимо австрийского майора; а шашка, идя дальше, впилась до позвонка в шею породистаго гунтера ...  Далее - всадник, потерявший коня, стоит у его трупа и, уперев пику одним концом в землю, другим концом ея насаживает наскочившего австрийца.  К Начальнику дивизии, запыхавшись, на взмыленном коне подлетает всадник с докладом: "Ваше Сиятельство! рублю, рублю этихъ с ... с ... по голове, но никак не могу разрубить ихней шапки (каски)".  [15]  - "Бей их в морду и по шее!" отвечает граф Келлер. Всадник круто осадил коня, взмахнул шашкой и снова потонул в клокочущей массе . . . Через час тот же всадник-улан Голдава докладывал Начальнику дивизии, но уже при другой обстановке, о том, что воспользовавшись генеральским советом, он зарубил в этот день более десяти австрийцев.  Как долго продолжалась конная схватка учесть было невозможно.  Удар второй австрийской линии по разстроенной уже массе был настолько силен, что вся она заколебалась широкими волнами, приняла форму дуги вогнутой в нашу сторону и начала зигзагами подаваться к нам - сначала медленно, но потом все быстрее и быстрее.  Вот уже схватка происходит на южном скате лощины ...  Еще момент, - и серые рубашки стали редеть в центре. Драгуны и уланы разступились и в образовавшийся прорыв вклинился в взводной колонне один из эскадронов второй австрийской линии . . . (Схема Љ 3).  Мимо штаба дивизии вправо и влево от него безудержно неслись в тыл отдельные всадники и безпорядочные группы, состоявшие из русских и австрийцев. Все почему-то неистово кричали; на лицах у всех был написан ужас страха и безумия . . .  Уже штаб дивизии поглощался этой массой; а в то же время перед нашими глазами стройной колонной проносился также куда-то в пространство нашего тыла австрийский зскадрон . . .  И сейчас ясно помнятся те равномерные взмахи и гулкие удары сотен копыт, как будто бы это происходило вчера, а не 7 лет тому назад ... Во встревоженном воображении возникал вопрос: "Не сон ли  [16]  это? . . . или действительно австрийцы в нашем тылу . . . и все погибло ? . . . Такъ вот что такое конный бой, которого мы так долго и нетерпеливо ждали! . . . А что ожидает нас в Poccии? . . . Позор! . . . Нет, лучше погибнуть здес же, не сходя с места! . . . Но, если суждено умереть сегодня, то ... раньше убью хоть одного из них!...  - В Атаку! . . . подымалось где то из глубины сознания и в то же время послышались слова команды: "Штаб и конвой - в атаку!"  Генерал граф Келлер с изумительной тонкостью почувствовал пульс боя и отдал это последнее приказание, решившее его судьбу. . .  Дело в том, что Начальник дивизии, как и в первые моменты боя, оставался неподвижным. Возле него стоял штаб и конвой.  Прорыв и появление австрийцев в нашем тылу создавали более чем серьезное положение. Ни второй линии, которая могла бы встретить прорвавшияся части, ни резерва для парирования прорыва у Начальника дивизии не было. Оставался невведенным в бой лишь взвод Оренбургских казаков - его личный конвой, группа штаба дивизии и ординарцы.  В этот критический момент Генерал граф Келлер бросил на весы победы и поражения последнюю, остававшуюся в его руках, маленькую гирю. Это было единственное еще возможное в подобных обстоятельствах решение.  Штаб и конвой как бы ждали это приказание и с места понеслись во фланг, проходившему мимо нас эскадрону. Начальник конвоя сотник Цензин, скакавший рядом со мной, выхватил из кобуры револьвер, прицелился и выстрелил . . . Несшийся впереди австрийского  [17]  эскадрона командир его - польский граф замертво свалился с лошади, сраженный его пулей . . .  Эскадрон не выдержал нашей атаки; исполнив заезд "по-взводно налево", он стал быстро уходить с поля сражения на север. За ним потянулись безпорядочные группы всадников. Австрийцы дрогнули! . . .  На этом участке победа была в буквальном смысле слова вырвана из их рук.(с)  

Не правда ли - крайне похоже?  Особенно если привести к современной орфографии?  Мне уже не хочется читать дальше-кого еще обворует автор? Белую прессу, нашедшую в Кременчуге могилу 15000 жертв ЧК?  Помянутого ею с благодарностью Ярослава Тинченко,который и сам путается в персоналиях, а она еще больше закудрявит изложение?  

И добавим еще.  Даже в украденном отрывке,спешно приводя его в якобы собственный вид,она начудила достаточно много.  Келлер назван генералом от инфантерии. 

ОМГ.

 Заходим в его биографию и что видим:  http://www.grwar.ru/persons/persons.html?id=317  

"Командующий (позже начальник) 10-й кав. дивизией (25.02.1912-03.04.1915). Ген-лейтенант (ст. 31.05.1913). Участник мировой войны. Командир 3-м кав. корпуса (03.04.1915-07.04.1917). Выделялся среди других кав. начальников своей личной храбростью и пользовался большой популярностью в войсках. За боевые отличия награжден орденами св. Георгия 4-й (ВП 27.09.1914) и 3-й (ВП 23.05.1915) ст. Ген. от кавалерии (15.01.1917; с 16.06.1916)."(с) 

 То есть такого чина он тогда не носил,скорее всего,никогда не носил, возможно, даже обиделся бы на нее за искажение его чина переводом из кавалерии в инфантерию.  На дуэль мужчины дам не вызывают, поэтому все бы сошло по ведомству "смешения ...лиц,встречаемое также у девиц". 

 "Ах, никогда не приносило удачи русскому войску солнечное затмение!"(с)  Оно действительно случилось по окончанию боя,но опять же участник этим не беспокоится. 

 Зелинская натужно пытается провести параллель с известным походом Игоря Святославича,но потуги ее странны даже на фоне того,что она сама пишет. Разгромленная кавдивизия, занятая Галиция,..  Или она невольно симпатизирует австро-венграм и так это прорвалось?  

На сем я прервусь и не обещаю,что соберусь читать дальше.  Гадко.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic